за чертой: мегаструктура

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » за чертой: мегаструктура » мир грёз » тропа


тропа

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

***

2

/особняк Сандерсов/ вместе с Нил Сандерс

Когда девочка откроет глаза, она увидит длинную извилистую тропу, усыпанную серым битым стеклом, гнутыми гвоздями и шурупами разных размеров и габаритов, но все неизменно свёрнуты в спираль или пружину, даже на стекле видны узоры спиралей, создаётся ощущение, что стеклодув решил выдуть огромное количество завитушек, но по какой-то причине не смог закончить своё дело до конца. Грунт вне тропинки больше всего напоминает спрессованную серую пыль, но и тут кое-где встречаются серые травинки, которые так же загнуты в спирали. Какие-то больше, какие-то меньше, но все неизменно закручены в той или иной степени.
Деревья, которые стоят по бокам от тропы, больше всего напоминают стальные столбы, такие же серые, ровные и прямые,только кое-где видны какие-то дефекты или следы от сучков, но в поле зрения не видно ни одной ветки, все они высоко вверху сплетаются в паутину, которая создаёт своего рода купол над всем, листвы так же не видно. Небо на верху, кажется, светится изнутри, тускло-бордовым светом.
Маленькая синяя стрекоза всё так же сидит в волосах девочки, даже не думая никуда улетать.

3

Нил не без труда открыла глаза. Бордовые пятна небесного свода, девочка отчего то была уверена, что это именно небо, смущенно проглядывали сквозь густые переплетения стального цвета.
- Красиво, - от звука собственного голоса по тоненьким ручкам побежали мурашки. Нил собиралась только подумать, а слова тем временем сами слетели с бледных губ, заполнив собой мертвенную тишину.
Сандерс медленно поднялась, удивленно оглядываясь по сторонам. Секунду назад она лежала на кровати в фамильном особняке, а сейчас в ее тело впивались острые уголки гравия, которым была усыпана дорога. Да, сейчас Нил видела, что это была действительно дорога, а гравий вовсе и не гравий - тропа была заполнена измельченными на миллионы кусочков стеклами, погнутыми гвоздями, шурупами и другими железками, непременно изогнутыми спиралью. Проведя тоненькими пальцами по острым уголкам, девочка улыбнулась: ярко - красные блики растворялись в прозрачных поверхностях, словно жидкости, растекаясь по незаметным спиралям в стекле, обнимая теплыми красками холодные железки. Стальные стволы деревьев, которые обрамляли полотно дороги, казалось, молчаливо наблюдают, дожидаясь чего - то особенно интересного. Ощущение невидимого присутствия заставило Нил подняться.
Девочка неуверенно осмотрелась по сторонам и аккуратно, как будто опасаясь раздавить что-то невероятно важное, направилась по дороге. Острые углы гравия впивались в нежную кожу ступней и, наверняка, оставляли кровавые следы своих прикосновений, но боли Нил от чего-то не чувствовала. Она только смотрела и смотрела на дорогу, на закрученные в спирали серые травинки, на массивные стальные стволы, на куски бордового неба... Каждой клеточкой своего тела, Нил старалась запомнить картину, расстилающуюся перед ее ясными глазами. Не упустить ни одной детали, ни одного оттенка, ни единой причуды света - навсегда сохранить в себе неживой пейзаж.

4

А насекомое всё так же сидело в волосах девочки, чинно наблюдая за дорогой с высоты своей точки обзора. Нил, которую стрекоза выдернула из родного дома, действительно пошла по тропе, которую обрамляли высокие ненатуральные серые деревья, создавалось ощущение, что сделай она один шаг в сторону, так там, за стволами и витой травой, её будут ждать, если не страхи во плоти, то кто-то с неимоверной силой, точно.
Удушливую тишину разряжал не громкий и не навязчивый, по началу, шёпот, который воспринимался сознанием скорее как белый шум, фон или даже своего рода шум ветра, перепада воздушного давления, колебаний. Но, если девочка прислушается, то будет ясно, что это просто разговоры. Сотни разговоров сотен людей, которые тут сливаются в сплошной тихий гул, вычленить из которого отдельные слова мало возможно, но, реально, если постараться, и услышать простые разговоры о работе, доме, семье, сладостях, привычках и многое другое. Кажется, что если совсем сосредоточится, то можно даже человека, говорящего увидеть.

5

С каждым шагом, кусочков гравия, окрашенных красным, становилось все больше. Нил не обращала внимания на кровоточащие раны: что-то заставляло ее идти по тропе, возможно, она сама убеждала себя в необходимости бесконечного движения. Кусочки стекла, запутавшиеся в белокурых локонах, отражали все оттенки стали, делая девочку как бы частью таинственного пейзажа.
- Этот звук, - и снова мысли сами превратились в слова, Нил остановилась, оборачиваясь назад, - Ветер?
Действительно, по мере продвижения тишина, безраздельно властвующая в этом удивительном месте, окрашивалась чем-то неприметным по началу. Сандерс подняла голову, пытаясь разглядеть кроны - безрезультатно. Если бы звук являлся музыкой ветра, листья, травинки, все, что каким либо образом могло повиноваться порывам, пускай даже совершенно неощутимым, соприкосновениями тончайших волокон создавало шум, еле приметный, практически неразличимый шум - как раз такой, какой сейчас слышала Нил. Но что-то все же подсказывало белокурой девочке, что дело далеко не в ветре. Казалось, что в таком неживом месте его просто не может быть. Ласковые прикосновения холодного воздуха  просто не в состоянии потревожить покой металлической кроны, закрученных травинок и уж тем более - болтов и остального миниатюрного железа, в обильных количествах рассыпанного по земле.
Что-то неуловимо знакомое было во всем этом нарастающем шуме. Девочка выпрямилась, закрывая глаза - что-то знакомое, но что?
Секунды, минуты, часы - для Нил все слилось. Она стояла с закрытыми глазами, внимательно вслушиваясь в шум, который успел заполнить собой пространство вокруг девочки. В голове вертелись слова, не ее... чужие. Нил открыла глаза и резко обернулась - девочка была уверена, что слышала чей-то голос, чей-то чужой, незнакомый голос. Снова - Сандерс вздрогнула, - снова чужой голос, где-то то рядом. Сердце бешено заколотилось. Глаза обманывали уши, или же, уши обманывали глаза? Девочка слышала речь, человеческую речь. Слова, просто слова, десятки слов, сотни тысячи, наборы слов, но перед глазами были все те же величественные стальные стволы, все та же пустынная дорога, усыпанная колким гравием, все то же небо, проглядывающее через серебристые сплетения и ни одного живого существа, кроме нее самой. Нил задрожала, прижимая ладони к ушам - чужие слова вертелись в ее голове то громче, то тише. В уголках глаз защипало, дыхание участилось, а сердце, казалось, вот-вот выпрыгнет из груди: Сандерс хотела, чтобы все это прекратилось, чтобы голоса исчезли. Обессилено упав на гравий, девочка с силой сжала пальцами виски: " Пожалуйста, прекратите..." - страх пульсировал в ее венах, слезами стекая по бледным щекам, - " Замолчите… Прошу вас..."

6

Будто повинуясь слову и воле Нил тиша повисла в воздухе, словно разом всё пространство погрузилось под воду, отсутствие звуков ударило по ушам не хуже самого сильного визга, который может издать оперная певица. Но и тишина не была ни мягкой, ни успокаивающей, ни убаюкивающей, напротив, всё окружающее пространство разом стало излучать агрессию, а возможно просто немного поднялась температура, увеличилась влажность и всё это создавало удушающее ощущение сдавленной забитой и осторожной враждебности. Стало ясно, что тут не просто кто-то есть, что этот кто-то наблюдает за девочкой, крайне внимательно и готов молниеносно отреагировать на любое её неверное движение. Правда сразу вставал вопрос, кто сейчас больше боится: тот кто прячется в лесу из серых деревьев, или девочка, сжавшаяся на тропе из битого стекла и железяк. И, как будто озаряя какое-то пришедшее заключение или решение с тускло-бордового неба стали спускаться белоснежные, просто сияющими в общем сером цвете, снежинки. Вот сейчас должен прийти ответ, что же такое это место решило.

7

Тишина, которая была так желанна Нил сейчас, словно намокший шерстяной плед накрыла дрожащую девочку. Сандерс буквально чувствовала своим хрупким телом всю его тяжесть, сильнее сжимаясь.
Несколько минут ушло на осознание повисшей и серьезно настроенной тишины. Открыв глаза, полные слез и страха, Нил попыталась выпрямиться - вокруг что то изменилось, и как могла сейчас осознать девочка, далеко не в лучшую сторону. Ничего не выражающие стальные стволы как будто бы стали враждебно смыкаться, образуя плотную, определенно непроходимую стену, отделяющую Нил от скрытой за ними неизвестности.
- Что происходит, - девочка перестала плакать, тыльными сторонами ладоней вытирая намокшее от слез лицо, - Зачем я здесь? Что я должна сделать? Я не понимаю...
Нил не ждала ответа, она пыталась мысленно разобраться в себе и в том, что сейчас с ней происходит. Другое дело, что мысли неустанно превращались в слова, растворяясь в неестественной тишине.
Теперь, ощущение присутствия переросло в нечто большее. Нил буквально кожей чувствовала, как за ней наблюдают. Сердце продолжало бешено колотится, Сандерс даже казалось, что сейчас любой, кто окажется в нескольких метрах от нее сумеет различить его беспокойные ритмы. Не смотря на страх, который заставлял ее тонкие пальчики дрожать, девочке удалось подняться и даже оглядеться по сторонам, хотя глазам она доверять перестала. Ничего существенно не изменилось, конечно, кроме этой навалившейся тишины, сдавливающей легкие и как будто бы заполнившей ее изнутри. Напряжение вокруг Нил нарастало, и вот уже девочка подошла к тому пределу человеческого отчаяния,  когда сердце, вздрогнув, опускается, куда-то вниз, забирая с собой страх и отчаяние, оставляя лишь призрачное смирение со своею судьбой. Нил закрыла глаза, не боясь и не плача. Все закончится через несколько секунд, бояться больше нечего...
- Что? - Сандерс вздрогнула, почувствовав холодные прикосновения.
Раскрыв темно - серые глаза, девочка непроизвольно охнула - миллионы сверкающих снежинок заполонили пространство дороги. Как будто пытаясь удостоверится в том, что это действительно снег, девочка вытянула ладошку:  " Действительно," - подняв лицо к бордовому небу, Нил глубоко вздохнула, - " Снег..."
Снежинки, цепляясь лапками за нежную кожу, таяли в тот же миг, прохладно - приятными капельками обрисовывая контуры светловолосой девочки. Не думаю, что Сандерс отдавала себе отчет, как явление преобразило ее - Нил улыбалась.

8

В белом мареве, которое образовывали снежинки, практически не было заметно искру статики, которая промелькнула между деревьями, можно сказать, мягко отбилась от гладкой коры и растворилась в воздухе, но от туда выглянула черноволосая лохматая макушка. Враждебность и страх вокруг сжались до одной точки, именно там, где мелькнули статические дуги. Из-за деревьев выглянул мальчишка в сером комбинезоне, и стал пробираться к тропе короткими перебежками, от одного дерева к другому, очевидно, надеясь, что его никто не заметит, если он поиграет в шпионов-разведчиков. Как только он, можно сказать, показал себя, окружающее пространство словно вздохнуло с облегчением, все малопонятные ощущения, которые витали в воздухе, вся агрессия и непонятная враждебность, давящий страх, сразу очеловечились, впитавшись в парнишку, разом растеряв непонятную угрозу и неопределённость. С человеком на порядок проще и понятнее, чем с необъяснимым природным явлением.
Правда, небо всё так же оставалось бардовым, травинки всё так же завёрнуты в пружины, деревья всё ещё напоминают железобетонный лес, а не нечто природного происхождение.
Мальчишка спрятался метрах в пяти от начала тропы, боязливо посматривая на Нил, даже с расстояния было видно как небольшие электрические дуги идут от его волос к дереву, воздух при это издавал лёгкое шипение и характерное потрескивание, отблески статики белый снег уже не могу скрыть.


Вы здесь » за чертой: мегаструктура » мир грёз » тропа